Впервые - Карпаты, впервые - горы, впервые - зимние

Автор: Андрей Вахлаев-Высоцкий, 51 год
г. Запорожье, Украина

"Шла фиеста, и она продолжалась семь дней". Эрнест Хемингуэй.

Ну, на самом деле, семь - это с учётом знакомства с Ивано-Франковском и переезда.
Далее... Как это там в рекомендациях по отчёту: "Ваши ожидания"? Панове, а вам не кажется, что ожидать чего-то конкретного, отправляясь в горы впервые в жизни, да ещё зимой - это верх самонадеянности?

Ожидал хорошего гида - и да, получил. Остальные ожидания были со знаком "минус", и тоже исполнились.

Слишком много лишнего снаряжения. Не надейтесь на соответствующий раздел в описании похода, не мните себя Одиссеями и не деликатничайте - всё, буквально каждый грамм? согласовывайте с гидом! Даже в день выхода: в "Кулуаре" есть возможность оставить вещи, по каким-то причинам оказавшиеся лишними в наявных условиях маршрута.

Физподготовка, заточенная под равнинные походы. Даже при щадящем наборе высоты задействуются другие группы мышц и возникают другие моменты сил в суставах. Да, скучно, да, соседи будут смотреть косо, но желательно побегать по лестницам.

Ненадёжная снаряга. В первый раз от этого тоже никуда не деться: нужно знать, где и каким образом она даст слабину, и тут уж заочно не помогут ни менеджеры, ни гид - они не обязаны знать ТТХ всех изделий от всяческих "Пантревел Мегакитай".

Красиво было бы сказать: ожидал и получил подтверждение тому, что за пятьдесят жизнь только начинается. Но - нет. Знал заранее. Не умея точно оценивать свои силы, соваться в регионы, славящиеся непредсказуемостью, заведомо не стоит.

Да, ещё хотел красоты. И основательно подпортил её себе вышеперечисленным. Но и того, что осталось - хватило с головой...

Туман в лесу

"Пора, собирайтесь скорее, Мы что-то бездарно стареем". Владимир Дергунов

Итак.

Цель: знакомство с Карпатами, поддержание физической формы, проверка новой снаряги и пригодности к новым условиям снаряги старой.

Почему "Кулуар"? Чисто случайно. Милостью Гугла. Увы, скидку за меня не получит никто.

Почему "Гуцульские Альпы"? Из плановых карпатских программ именно эта, как мне показалось, включает максимум того, что может встретиться пешеходнику в районе. Сложность "средняя" - понятие весьма растяжимое, что тоже хорошо. Погранзона - значит, по идее, не слишком зас**но дикими любителями дикой природы. ОК, подходит!

Бурная переписка с менеджером "Кулуара". Извлечение снаряги из самых неожиданных крыйивок своей квартиры, четыре дня за швейной машинкой (тоже впервые). Вокзал "Запорожье-1", ночь, +180С. Вокзал Ивано-Франковска, ночь, дождь и... +110С - фигасе, зимний поход! Вдобавок путаюсь в номерах мобильника, и вместо консьержки хостела поднимаю посреди ночи гида. Радуйтесь, пан Иван, я весь такой приехал!..

Зимний поход по Мармаросам

"Эра поездов ещё не ушла". Олег Куваев

Начинаем знакомиться ещё до назначенного времени сбора: пани Ирине уже не было смысла искать хостел, и она четыре часа просидела под батареей на вокзале, слушая, как местный гражданин в состоянии изменённого сознания задаёт ей вопросы и сам же на них отвечает.

Потом подтягивается, заслоняя двухметровой статурой скудный вокзальный свет, пан Антон, слегка оглушённый бессонной ночью изобилием незнакомого языка вокруг. Ровно в назначенный час появляются, оглашая окрестности названиями мировых брендов туристического снаряжения, пан Вадим и наш пан гид, выглядящий вдвое моложе и изящней фотографии на сайте "Кулуара". Всё, группа в сборе. Теперь, в своём возрасте и милитари-стиле, я окончательно чувствую себя мастодонтом...

Прибываем к складу "Кулуара", распределяем хрючево и газ. Тут же решаем вопросы, которые менеджеры рекомендовали решать очень заранее. Из моего трижды согласованного списка прокатной снаряги с лёгкостью вылетает ненужный ледоруб, и его место занимают снегоступы, с которыми мы потом почти не расстаёмся. В прокат на хранение откочёвывает Антонова велосипедная палатка-единичка: решено, что ночевать будем в моей карманной субмарине. Только мы с Антоном повелись на строго требуемые сайтом два каремата: более опытные вполне обходятся одним, либо тощеньким самонадуваном. Монструозный подводный нож, отчасти заменяющий мне топор - а как же, чёрным по белому ведь написано: "Дрова заготавливают все"! - тоже останется на дне рюкзака до конца...

Наша группа на привале

Загружаемся в бусик. В скучноватых пригородах решаем финансовые вопросы: оплата собственно программы и трансфера "туда" (с "обратно" могут быть нюансы). Потом гид деликатно умолкает, потому что за окнами становится интересно: отчётливо складчатые, как на схемах в учебнике географии, скальные обнажения, леса, почти лежащие на крутых склонах, ручьи, речные перекаты, церкви, церкви и церкви, и это не поддающееся здравому смыслу ощущение, что спускаешься вниз, в то время как река вдоль дороги нахально течёт навстречу...

Когда первый восторг утихает, происходит инструктаж. Обычный, в общем-то, но осложнённый необходимостью говорить и задавать вопросы на русском, поскольку Антон из Беларуси (теперь уже это воспринимается как досадная необходимость: пары часов ивано-франковской атмосферы достаточно, чтобы намертво переключиться на украинский, причём сразу с элементами местного диалекта). Специфическое требование - документы всегда при себе, ибо погранзона.

Десантируемся в Деловом. Пограничникам наши рожи не интересны, они удовлетворяются аусвайсами, так что регистрацию делает Иван, и очень быстро. Наконец-то - ура! - начинаем идти по маршруту, и вместе с нами - о, курво! - начинает идти дождь...

Горная рекаНачало похода

"Пешеходы идут, пешеходы идут, Им не нужен бензин и запчасти. Им нужна передышка на пару минут И дорога, зовущая вдаль". Алексей Иващенко, Георгий Васильев

Первым обратно в рюкзак - и до конца похода - отправляется армейский плащ-пончо: не обеспечивает вентиляцию. Следом, на том же основании, убывает шапка, на её место злорадно водворяется взятая в последний момент куфия. Потом Иван обращает наше внимание на живописнейший замшелый отвес над тропой, и... наступает очередь фотоаппарата: экран высвечивает "Ошибка объектива"... Кажется, рекомендовалось в отчёте давать советы? Так вот: увидев такую надпись, быстро метайте фотик в ближайшую твёрдую преграду, дабы не успела прийти мысль о ремонте. Хороший мастер откажет сразу, плохой - смажет механизм, и он сдохнет через неделю с тем же диагнозом. Увы, мне придётся хранить подлый девайс: он одолжен у бывшей, поскольку с моим случилось ровно то же самое. Лишние 400 г веса. Теперь они уже чувствуются.

По ходу дела гид бегло знакомит нас с историей горных промыслов в Карпатах. И как-то сразу становится заметно обилие пегматита на тропе, и я уже точу зубы на прибрежные отложения речушки, вдоль которой идём: сто пудов, здесь должен быть берилл и горный хрусталь, так что на первом же большом привале... Щазз! Не будет больших привалов: засветло нужно дойти до поляны с охотничьим домиком, ибо раньше ставиться тупо негде: крутые склоны, река и собственно тропа.

Периодически переходим слетающие со склонов ручьи, местами идём, аки Мессии, по ручью, в который превращается тропа. Штатные армейские "Таланы" со штатной же пропиткой держат воду идеально (забегая наперёд - только в этот единственный день). Ирина даже находит в себе силы замечать первоцветы. Потом возникает снег, и вскорости - поляна с искомым домиком: слегка замусоренным, продуваемым всеми ветрами, местами подтекающим, но - Бисмиллях Рахман Рахим, неужели так бывает?! - не обоср... по углам. Ставим палатки внутри, и наконец-то имеем возможность оценить Ивановы кулинарные таланты. Оные заслуживают самых высоких баллов, но вряд ли могут быть воспроизведены в домашних условиях, поскольку изрядная часть ингредиентов горячих блюд подготовлена по одному лишь "Кулуару" известным технологиям.

Поход по КарпатамСпящий лес

Ну и, разумеется, продолжаем знакомство... О чём думал тот, кто, излагая программу похода, отвёл для знакомства отдельное время - непонятно: оно будет продолжаться все пять дней и всё равно едва начнётся. Вадим - спортивный фотокорреспондент (не имею возможности оценить его фотографии, но с джерки собственного производства, которым он нас угощает, по-моему, любым фотошедеврам и рядом не сидеть). Ирина, Сестра Вереска - спец по художественной обработке кожи и сама себе дизайнер. Антон де-юре пока без специальности, а де-факто - профессиональный путешественник-велосипедист. Иван, оказывается, ещё и горный спасатель.

В быстро раскрепощающем общении проходит короткий вечер, потом я привычно забрасываю в спальник ботинки и пропитанные влагой куртку и штаны (ибо это чертовски непростой спальник), переодеваюсь в тонкую статическую термуху и залезаю следом. Минутой позже распускаю молнию до конца: жарко. А чё такого, поход-то зимний, не?

Вечер в горах

"Присутствие чая, отсутствие водки - Да разве тут трезвый взойдёт?" Юрий Визбор

Поздний подъём, быстрый завтрак, сборы и - в путь. Он начинается довольно грязным и крутым распадком, а дальше идти без снегоступов уже невозможно. Для нас с Ириной проводится ещё один инструктаж: я, конечно, ходил во вьетнамках на эн размеров больше чем надо, но не по снегу, и на ноге они крепились совсем по-другому...

Потом наступают бесконечные часы тягуна-серпантина, желание любоваться окрестными пейзажами очень быстро проходит. Оценив обстановку, гид деликатно, но твёрдо ставит передовой Ирину, идущую в своём темпе. Хотя, по справедливости, сегодня самое слабое звено - это я. Не восстановился ли, или не втянулся ещё - один чёрт. Обидно, но не слишком: всё более частые комментарии гида в стиле "вон там за поворотом - ещё немного круто, потом ещё поворот, а там уже..." указывают, что не мне одному напряжно лосячить.

Однако же всё имеет конец... С узкой перемычки над полоныной Латундур видим место базового лагеря: домик пограничников, вполне себе лесное жильё, но с евроокнами. Нет, конечно, на радиалки мы будем ходить не из него, просто вкопаем палатки по соседству. А вот использовать его как кухню и столовую - можно, не читерство. Впрочем, он и занят будет всегда: из пяти лежанок в этой рукавичке четыре уже заняты, под вечер подойдут ещё двое, ближе к ночи появится и упадёт замертво на голые доски седьмой.

Ели в снегуВид из палатки

"Движение, как на главном проспекте в день тезоименитства - дикобразы так и мельтешат". Аркадий и Борис Стругацкие

Пока я избавляюсь от мокрого напрочь - сегодня изнутри - облачения, Антон успевает выкопать и утоптать яму под ночёвку, да такую, что палатка в ней почти не видна. Ставимся. Слегка отдыхаем, легко обедаем, и снова снегоступы на ноги: дальше по программе - гора Берлебашка. Выходим, поднимаемся по склону до места, "где дорога переходит в тропу" (под снегом не угадывается ни та, ни другая) - и нас накрывает плотная пелена тумана. Всё, отбегались. Остаток светлого времени гид не считает достаточным, чтобы ломиться по азимуту без риска усвистать на обратном пути на Лысычу или, чего доброго, вовсе в Румынию. Чаёвничаем под ёлочками, смакуем истории о заблудившихся в Карпатах группах, потом не спеша спускаемся по своим ещё видимым следам.

Чай под елкамиПограничный столб

Впрочем, чёрт его знает. Может, главным для решения гида стало состояние группы: с непривычки мы основательно выложились на подходе.

Бродяги, застолбившие домик, уже вернулись. И - любопытное следствие из теоремы о тесноте мира! - среди них почти каждому из нас отыскивается коллега. Ирина весь вечер вежливо отбивается от собрата по цеху, убеждающего, что она должна, обязана, вот прямо сейчас, подмять под себя мировой рынок сувениров из кожи...

Эту ночь палатка стоит уже на снегу. Всё равно с избытком тепло в спальнике. До часу ночи с неба обильно сыплет, и я периодически трясу дуги купола, мешая спать Антону и орошая спальники неизбежным конденсатом.

Туманное утро

"Клочья на чёрном гребне скал - ты тоже пряха, гора!" Хелависа

Вылезаю - или всё-таки выкапываюсь? - пораньше. Благодать! Видимость по горизонту - до края Вселенной, голубые разрывы в верхнем слое облаков, их края подсвечены восходом. Минута - и сообщаю приятную новость Ивану, уже хлопочущему над горелками и джетбойлом. Ещё минута - выходим наружу... и он сочувственно доводит до моего сведения, что в Карпатах обстановка меняется каждую минуту: это нормально, что вокруг снова унылый туманище. Те, кто проснулся позже, похоже, только из вежливости делают вид, что верят мне...

Основательно завтракаем, стараясь не разбудить спящих в домике.

Собираемся - уже вдвое быстрее, чем поначалу.

Выходим. Сегодня по плану - Поп Иван. Туман благосклонно редеет.

Тёзка горы обращает наше внимание на следы сошедшей давеча лавины, на видимые снизу неслабые надувы вдоль нашего пути, и предельно коротко и чётко поясняет, чего мы делать здесь не должны от слова "вообще". От Антонова пространного вопроса о критериях лавинной опасности в общем случае - уклоняется: они есть, они известны, вот только конкретные случаи в Карпатах крайне редко похожи на пресловутый общий.

Снегоступы для зимнего походаПоход по Мармаросам зимой

В проломах наста под горой виден брусничник - по Карелии и Кольскому помню, какой божественный вкус принимает эта ягода зимой, но на неё нет времени. Дальше - полоса можжевеловых кустов под снегом. Кто-то сегодня уже спускался здесь до нас, без снегоступов, проваливаясь в можжевельник по самое неупоминаемое в присутствие женщин. Бодро поднимаемся галсами по склону, казавшемуся издали устрашающе крутым. Попутно оказывается, что в снегоступах предусмотрено несколько режимов движения. От плеча Попа Ивана, украшенного крестом, путь к вершине выполаживается, но скорость хода падает: во-первых - ветер, во-вторых - вот они, надувы, уже в двух шагах, ждут, заразы. А погода - звенит! Верхний слой облаков поднимается и рвётся, нижний, уже под ногами, распадается на тонкие серые султаны, судорожно пытаясь удержаться за седловины и деревья, и Карпаты открываются из края в край, вплоть до румынских хребтов. И минут через пять после нашей вершины, как раз когда дело доходит до фотоаппаратов, на склонах вокруг взрываются золотые солнечные пятна. Не может, чёрт возьми, не может это быть просто случайностью!

Пип Иван Мармарошский зимой

Осознание. Восторг. Гордость. Поздравления. Чай. Карманный рацион. Ещё чай. Ещё карманный рацион... Воистину, туристы - это те, которые уносят свой обед в самые труднодоступные места, чтобы ближние не обожрали их часом.

Уходим вниз - и облака смыкаются снова, только солнечный луч на одиннадцать от курса несколько минут ещё провожает нас. Нет, не случайность. Чем-то мы приглянулись Мармаросам.

Вниз идём легко и быстро, по прямой, не отмечая крутизны склона. И уже не бережём дыхание, и наш настрой, наверное, слышен очень далеко.

Идем в снегоступах

Первая моя горная вершина. Но не первая вершина в жизни: я уже знаю, что будет дальше... Некоторое время нас ещё поддерживает фотосессия на перемычке (ещё полчаса красоты, бонус от горной погоды), потом ужин, и тогда неудержимо наступает откат: "Мечта превратилась во что-то, но Мечтой уже быть перестала". Как говорят в Европе - ангел пролетел. Потом второй, потом ангелы пошли потоком, как гуси по весне. Предложение Ирины послушать немного музыки не принимается, лавина группы распадается на отдельные уникальные снежинки. Это ненадолго: завтра - Петрос Мармарошский. Или Берлебашка...

Зимний закат в горах

"Пускай тебя сбивает Поток в долину, пусть кружат орлы В небесной сини - свой удобный выступ Покинь и выходи на склон". Альфред Теннисон

 …Или таки Петрос? А может, всё же Берлебашка?.. Наутро единого мнения в группе нет, у меня, салаги, его быть и не может, а Иван окорачивает диспут доводом, что погода может нас вообще никуда не пустить. Основной лимитирующий фактор - время: после восхождения мы должны мгновенно свернуть лагерь и спускаться к давешней охотничьей избушке. Вдобавок, чтобы оговорить завтрашний трансфер, гиду нужна связь, которая з доброго дива отсутствует сегодня начисто. Завтракаем, выходим, и по каким-то неясным для непосвящённого признакам Иван, наконец, определяется: успеем. Идём на Петрос.

Это значит - длинный подход. Тягун. Слушайте, а "Новой почтой" меня под гору переслать нельзя?..

Восхождение на горуПробираемся сквозь ели

Добредаем до колыбы. Отдыхаем. Идём вверх. Гора до вершины заросла лесом, так что просто идём и идём: сколько там осталось - не видно. Иван говорит: ещё полпути. Говорит: минут десять. Я в лёгком недоумении от явной нестыковки, и только в виду вершины понимаю, что он имел в виду... Тарзанинг - есть такая спортивная дисциплина? Как по мне - должна быть. Это когда идёшь по вершинам деревьев. Сплошь заваленных снегом. Крутизна пути определяется уже не склоном - разницей в высоте елей. Лезем, работая снегоступами как кошками, пробитые первым ступени ощутимо подаются под вторым и съезжают вниз под третьим, палки без сопротивления проваливаются в снег и тупо цепляются за ветки, не помогают уже - мешают. В совсем уж непроходах - выходим на лысую сторону гребня, вбивая ранты снегоступов в склон градусов под восемьдесят. Но - доходим. Успеваем по графику. Честь первой ступить на вершину - Ирине.

И снова Мармаросы поздравляют нас почти круговым обзором. Только полюбоваться вволю уже некогда. Гид пытается отзвониться с вершины, но отечественной связи по-прежнему нет, зато Румыния услужливо предлагает роуминг. Всё равно толку чуть: на том конце радиоволны не берут трубку. Пьём чай, подкрепляемся карманным рационом и - вниз. Время.

Пожалуй, спешка - это гуманно. Некогда чувствовать полной мерой, как не хочется уходить...

Вершина Петрос Мармарошский

"Ведь не может же быть, чтоб одни лишь подъёмы. Но хотя - неизвестно, что легче, подъём или спуск". Семён Кац

Добегаем до лагеря. Сворачиваем непросохшие палатки. Пакуемся. Летим вниз.

Летим?! Чёрта лысого! Туман и ветер превратили снег на тропе в ледяную картечь. Спуск отнимает едва ли не больше сил, чем подъём, снегоступы еле работают, на каждый шаг - полшага скольжения в произвольном направлении. Хорошо, что на мне, пусть мокрые насквозь, но - берцы. Без них от голеностопов очень скоро осталась бы лишь добрая память. Группа растягивается: заблудиться здесь негде, слабаков среди нас Карпаты не выявили - вниз, вниз, самое интересное уже позади, чего тянуть...

Приходим на точку. И наше чувство собственного величия встаёт в полный рост. Да чтобы мы! Такие крутые! Ещё раз! В этом свинарнике?! Да ни за что!!! Ставимся на вытаявшем и даже слегка подсохшем пятачке под двумя огромными дубами. Избушка - пусть будет кухней, ладно, но не более.

Спуск после восхождения

Ужин, чаепитие, общение, несмотря на завтрашний ранний подъём, затягивается допоздна и освобождается до предела. Знакомое желание оставить о себе память хорошую и долгую. И всех интересует вопрос, насколько хорошей мы были - да, теперь уже были - группой. Напрямую никто, конечно, не спрашивает. И пан Иван это чувствует, и тоже, конечно, не отвечает напрямую. Просто рассказывает, какие клиенты попадались в его практике. Однако... Всё же гид, наверное - тоже не столько специальность, сколько состояние души. Я бы на его месте пристрелил их, из соображений не справедливости или безопасности даже - человечности. "Идеал безупречной мужественности живёт у нас в душе, и он в мучениях истекает кровью при виде человека со сломленной доблестью". Герман Мелвилл.

Распределяемся по спальникам, но ещё долго не затихаем. Случившийся поблизости филин, не выбирая выражений, высказывает возмущение нашим поведением. Ночью над палатками посвистывают тяжёлые крылья, звучат негромкие гнусавые валторны - гуси возвращаются, наверное.

Зимний лес

"Мы пожелали вам добра. Вы пожелали нам того же. И мы шагаем по дороге, И не кончается она". Михаил Щербаков

Потом... А чё - потом? Ну, завтрак, утилизация продуктов. Лёгкий путь вниз под лёгким дождём. Пейзажи, которые уже воспринимаются как должное... Пустенько. Конец фиесты. На посту оставляю погранцам пончо: оно военное - вот и пусть служит дальше. Существенно легчает рюкзак, ну, и душа - слегка.

Деловое. Бусик. Франковск. Полтора часа на душ в ближайшем хостеле и сброс рюкзаков (кому в камеру хранения, кому на Новую почту) - и мы встречаемся снова. И гид... собственно, уже нет, теперь уже Ваня Гладуняк - ведёт в "Десятку", где под громадные порции и халявную ореховую настойку снабжает нас сертификатами и презентами от клуба. А потом, уже затемно, бегло знакомит с историческим центром города. Хотя, разумеется, не обязан. Видимо, гид – это у него в крови. Видимо, мы всё-таки были хороши. Или - стали заметно лучше, прожив с "Кулуаром" крошечный фрагмент жизни в Мармаросах. Изощрённому в подобных вопросах тщеславию трудно решить, какой вариант более лестный...

Прогулки по ночному Ивано-Франковску

"Прощайте вы, прощайте, писать не обещайте, Но обещайте помнить и не гасить костры". Юрий Визбор

Ближайшие даты походов "Зима в Гуцульских Альпах". Записывайтесь, пока есть места!


Поделитесь с друзьями: